История села и храма

Автор: Админ вкл. . Опубликовано в Наш храм

Дыдылдино, которое более чем за четырехсотлетнюю историю своего существования было и деревней, и селом, сегодня входит в черту города Видное. Точное происхождение названия Дыдылдино неизвестно. Исследователи предполагают, что село могло быть названо так или от личного имени Дыдылда (то же, что Дылда), или от фамилии Дыдылдин.
По сведениям, сохранившимся в писцовых книгах за 1627 г., в с.Дыдылдино значится деревянная церковь во имя Илии Пророка, о которой уже в то время было написано, что она «ветха, обвалилась». А из книг Патриаршего казенного приказа мы узнаем, что в 1631-1632 гг. в селе была построена новая церковь во имя того же Пророка. И вновь возведенная церковь, и все село в XVII и первой половине XVIII века были вотчиной Вознесенского девичьего монастыря. Женская обитель была, предположительно, основана в начале XV в. супругой Димитрия Донского Евдокией Дмитриевной. Располагался монастырь у Спасских ворот Кремля.

Еще во времена основательницы обители соборный Вознесенский храм стал местом упокоения лиц женского пола из царствующей фамилии. В соборе находились могилы великих княгинь, жен царя Иоанна Грозного, начиная от Анастасии Романовны и кончая Марией Федоровной – матерью убитого в Угличе царевича Димитрия. Здесь же находились могилы цариц, жен царей из дома Романовых. Последнее захоронение датировано 1731 г. Тогда в нем похоронили племянницу Петра Великого (дочь сводного брата царя Ивана Алексеевича) Прасковью Ивановну. Монастырь был полностью разрушен в 1929 году.

В клировых ведомостях Дыдылдинской церкви за 1893 г. говорилось, что в 1745 г. в селе была выстроена новая деревянная на каменном фундаменте под железной крышей холодная с колокольней церковь. Но освящена она была как Богородице-Рождественская. Почему храм был переосвящен, из найденных документов установить пока не удалось. В Российском государственном архиве древних актов сохранился межевой план 1767 г., на котором было указано и местоположение этого нового храма. Церковь была окружена кладбищем. Следует отметить, что и сегодня на древнем кладбище неплохо сохранилось несколько захоронений конца XIX – начала XX века. К моменту строительства нового храма в 1745 г. село Дыдылдино с прилежащей к нему деревней Пуговичино значилось в Ратуевом стане Никитского уезда Московской губернии и состояло в ведомстве Государственной коллегии экономии. Тогда в селе проживали 85 душ мужского пола.
Новая церковь служила своим прихожанам несколько десятилетий, но постепенно и она обветшала. Менее чем через сто лет храм стал очень остро нуждаться в ремонте. О его необходимости с горечью говорилось в рапорте на имя митрополита Московского и Коломенского Филарета, направленном в декабре 1830 г. благочинным с. Остров священником Никифором Багряцким, в котором он, в частности, подчеркивал: «Ведомства моего села Дыдылдино Богородице-Рождественская церковь состоит в ветхости: теча из купола ее проходит не только трапезе по обеим передним углам, в церковь по всем четырем углам, но и в самом алтаре на стену, разделяющую оный с церковью…». Исходя из документов, которые находятся в Центральном историческом архиве Москвы, в 1832 г. все ветхости «суммой доброхотнодателей с употребление на сие и кошельковой (деньги храма)…» были исправлены. В церкви еще более пятидесяти лет возносились молитвы к Богу.
Приход Дыдылдина был бедным. Об этом свидетельствуют данные за разные годы XIX века. Именно «за бессилием» своим прихожане не могли отремонтировать свою церковь в 1830 г. В 1869 г. староста Сухановской волости, описывая состояние села, сделал вывод, что общий характер жизни крестьян в Дыдылдине – «бедность, переходящая в нищенство».

Спустя четверть века положение в с. Дыдылдино мало чем изменилось. В частности, в «нижайшем прошении» в декабре 1894 г. на имя митрополита Московского и Коломенского священноцерковнослужители, церковный староста и прихожане с. Дыдылдино, прося благословления на строительство нового храма, писали, что деревянная церковь требует ремонта, а средств на это нет, «потому что приход наш малочислен (душ мужского в настоящем году числится 162, а женского 169) и состоит из одних крестьян – людей небогатых».
Именно тогда, по Промыслу Божьему, произошло своего рода чудо. Вдруг появился человек, который «видя крайнюю нужду и скудность, решился единолично взяться за это святое дело». Он предложил на свои средства построить в приходе вместо ветшавшей деревянной церкви новый каменный храм. Это был кандидат коммерции, служивший директором конторы Саввы Морозова и Ко Иван Андреевич Колесников, купивший небольшое имение в сельце Пронино данного прихода. Причем И.А. Колесников, как говорилось в прошении, «намерен произвести постройку храма без всякого промедления или остановки в чем-либо, в самом удобном и приличествующем месте для построения храма». Благословение на строительство нового храма было получено.
Новый каменный храм в честь Донской иконы Божией Матери, как того пожелал И.А. Колесников, был заложен 6 июня 1895 г. Через год – 30 августа 1896 г. он был освещен. Освящал сам митрополит Московский и Коломенский Сергий. Ему сослужили наместник Чудова монастыря, ключарь храма Христа Спасителя, благочинный села Захарьина и местный священник Алексий Голубев. Пел хор певчих Чудова монастыря. Для жителей Дыдылдина это был большой и светлый праздник. На богослужении присутствовало множество народа из соседских имений и окрестных сел. Были и гости из Москвы. Как писали «Московские церковные ведомости», все собравшиеся прибыли «полюбоваться на новый храм, который в архитектурном отношении заслуживает внимания. Храм, хоть небольшой, но для прихода вполне достаточный… отличается изяществом, с обилием света, который падает преимущественно сверху…» В храме был установлен сосновый иконостас, окрашенный в палевый цвет и украшенный золоченой резьбою.
Царские врата были резными, вызолоченными, на них изображение четырех евангелистов, а в середине находился образ Благовещения. Художником Стороженко были также написаны прекрасные иконы, украсившие иконостас. Представляли интерес и все предметы для церковного служения в храме. Священнические служебные сосуды были серебряные – вызолоченные. Такими же серебряными и вызолоченными были наперсный крест и дарохранительница. Верхняя сторона обложки святого Евангелия также была серебряной – вызолоченной, на ней были изображены четыре евангелиста, а в середине образ Вознесения Господня. Нижняя крышка была обложена малиновым бархатом с серебряными вызолоченными наугольниками. Все эти предметы, как и все церковные, включая полное священническое и дьяконское облачения, были подарены храму все тем же И.А. Колесниковым.

Стараниями жены И.А. Колесникова Ксении Федоровны при храме в Дыдылдине в 1898 году была открыта церковно-приходская школа. Ксения Федоровна понимала, что местные ребятишки «не имея ни теплой одежды, ни обуви» не могли посещать другие школы. В школе кроме класса была квартира из двух комнат с кухней для учительницы. На средства К.Ф. Колесниковой была приобретена и вся обстановка для школы: парты, мебель, шкаф для книг, классные пособия, книги и прочее. В память митрополита Московского и Коломенского Сергия, почившего незадолго до открытия школы, она стала именоваться Сергиевской. О том, как крестьянские дети стремились к знаниям, свидетельствуют итоги 1899 учебного года. Из двадцати двух учеников девять школьников окончили год «на отлично». До сегодняшнего дня здание школы не сохранилось. К сожалению, об Иване Андреевиче Колесникове и о его жене Ксении Федоровне ничего больше не известно. Но имена этой семейной четы, подарившей бедному селу прекрасный храм, который мог бы украсить любой город, и хорошую школу, должны остаться в памяти его жителей и их потомков.
Возведенный в 1896 г. храм в Дыдылдине действовал до начала тридцатых годов прошлого века. Потом его сначала закрыли, а затем просто бросили на произвол судьбы. Сведениями о том, как жили в Дыдылдине люди и что происходило с храмом в Дыдылдине в 20-е годы XX века, мы пока не располагаем. Но сохранились документы о его закрытии. В связи с тем, что дыдылдинские церкви (одна деревянная, а другая каменная) фактически были закрыты уже в 1930 г., 27 марта 1923 г. президиум исполкома Ленинского райсовета принимает решение «согласиться с решением граждан сельского Совета об использовании каменной церкви под колхозный клуб, а деревянную разобрать для использования лесоматериала на ремонт школы и избы-читальни». Все соответствующие документы был направлены в Мособлисполком, который на своем заседании 14 марта 1933 года поддержал решение исполкома Ленинского райсовета, а также предложил верующим использовать действующую церковь, расположенную на расстоянии одного километра (правда, какая это была церковь, в документе не указано).

Через несколько дней, 21 марта 1933 г., Комиссия по вопросам культа при Президиуме Мособлисполкома направила соответствующую выписку Ленинскому райисполкому, в которой ему предлагалось объявить группе верующих постановление о закрытии двух церквей в Дыдылдине. С течением времени кирпичный храм оказался в запустении. На его разрушенной кровле даже выросло дерево. В советское время село стало деревней.

Новая страница жизни Дыдылдина началась 16 марта 1992 года. В ответ на ходатайство группы православных верующих власти разрешили открыть храм. Восьмого июня того же года его настоятелем был назначен священник Владимир Быков. Потребовались годы неустанного труда всего причта, чтобы восстановить разрушенную святыню. Первая служба в храме состоялась 14 октября 1992 года. Об этом событии писала районная газета: «Через дырявую крышу шел снег, а отец Владимир на коленях служил молебен Покрову Божией Матери». Настоятель служил с верой, что духовная жизнь в храме возродится, а в свободное от службы время вместе с другими верующими и приглашенными рабочими сам участвовал в создании иконостаса.
Как и сто лет назад, возрождению способствовали благотворители. Одним из них был директор СУ-450 Александр Иванович Чапин. Более чем десятилетний труд по восстановлению храма увенчался его Великим освящением. 10 апреля 2005 года архиепископ Можайский Григорий освятил храм в честь Илии Пророка. А вскоре, в сентябре того же года, отец Владимир, положивший много трудов на возрождение храма, по личному прошению был переведен в Саввино-Сторожевский монастырь в Звенигороде, где принял постриг с именем Амвросий. Настоятелем храма стал священник Николай Третьяков, продолживший труды своего предшественника. 16 января 2013 г., указом Митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, настоятелем храма был назначен священник Вадим Мурадов.

В период с 2013 по 2016 гг. в Ильинском храме полностью обновлено внутреннее убранство: произведена роспись Алтаря, четверика, трапезной части храма и притвора; временный иконостас заменен новым басменным иконостасом с писанными иконами; ветхие входные двери заменены дубовыми дверьми с художественной декоративной резьбой.